Статья

Михаил Константинов: Отрасль надо регулировать рыночными, а не жесткими административными мерами

Etrade
мобильная версия

Единомоментное введение запрета на деятельность электронных торговых площадок неоправдано. И не важно, как это запрет вводить: под видом критериев или под маркой отбора, проводимого созданным или создаваемым органом. О том, как развивается российский рынок электронных закупок, какие вопросы волнуют его участников сегодня и каковы перспективы его развития в ближайшие 5 лет, в интервью CNews рассказал Михаил Константинов, генеральный директор Электронной торговой площадки Газпромбанка (ЭТП ГПБ).

CNews: Сформировался ли в России рынок электронных торговых площадок, работающих как по 44-ФЗ, так и по 223-ФЗ?

Михаил Константинов: Рынок электронных торговых площадок существует давно, и он сформировался. Сегодня на нем эффективно работает множество компаний, созданных еще на заре этого процесса. Конечно, часть площадок, которые неправильно себя вели, уже ушли с рынка. Те, что могут быть уличены в монопольном сговоре или ограничении конкуренции, должны быть удалены по решению Федеральной антимонопольной службы (ФАС). Ведь сегодня рынок закупок, в том числе и проводимых в электронной форме, достаточно прозрачен и открыт, и все действия его участников могут быть обжалованы в ФАС, которая рассматривает их на предмет соответствия 135-ФЗ. Посмотрите на количество публикаций, объем аналитики этого рынка, размещаемых в открытых источниках. В таких условиях недобросовестное поведение участников торгов не может остаться незамеченным.

Недавно Минэкономразвития опубликовало список компаний, работающих на этом рынке. В нем около 120 позиций, из которых активную деятельность ведут первые 30-40 площадок - у них много заказчиков, много поставщиков, обеспечивается конкуренция и снижение цены при закупке. Среди них есть региональные площадки, такие как ЭТП Республики Татарстан, площадки, принадлежащие крупным компаниям, например, «Сбербанку», ВТБ и «Банку Москвы».

Пять из них были отобраны государством для работы когда-то по 94-ФЗ, а сегодня по 44-ФЗ. Остальные работают по 223-ФЗ, например, В2В-Center, «Фабрикант» и наша площадка, образованная Газпромбанком.

Торговые площадки уже стали элементом управления затратами крупных заказчиков. Элементом постоянным, онлайновым, работающим, живым. Наша компания вышла на этот рынок в 2012 г., и мы также стараемся развиваться по модели корпоративного сервиса, предлагать нашим клиентам необходимые услуги.

CNews: Кто может работать по 223-ФЗ?

Михаил Константинов: В настоящее время – любое юридическое лицо, в том числе и все 120 площадок из списка Минэекономразвития, о котором я говорил.

Однако государство решило заняться регулированием этого рынка. Пока речь идет о создании отдельного органа, контролирующего закупки естественных монополий по добыче природных углеводородов. Понятно, что этот список может быть расширен.

CNews: Насколько, по вашему мнению, необходимо такое регулирование?

Михаил Константинов: Дело в том, что для площадок, работающих по 223-ФЗ, так же как и для работающих по 44-ФЗ, отсутствуют четкие критерии отбора. И немедленное введение их сейчас, в условиях уже сложившегося рынка, может быть опасно. Это надо было делать много лет назад, тогда, когда выходили первые законы о государственных закупках.

К примеру, можно в качестве критерия отбора задать дату образования площадки. Но дело в том, что среди тех, кто сегодня на нем успешно работает, есть и те, кому уже 7 лет, и те, кому 3 года. То же самое и с требованиями к персоналу – кто-то обеспечивает эффективность за счет новейших технологий, которые поддерживают 2 специалиста, а кто-то – руками 10 специалистов. Более объективным критерием может быть количество жалоб в ФАС и доля среди них удовлетворенных – если она невелика, значит, площадка работает хорошо.

Единственным выходом в такой ситуации может стать введение технологий саморегулирования, когда сами площадки формулируют стандарты, проводят аттестацию участников рынка и дают им отлагательный срок на приведение их бизнеса в соответствие этим стандартам. Кроме того, для вступления в ассоциацию необходимо заплатить взносы, которые могут пойти на покрытие рисков от ее недобросовестных участников. В свое время подобную ассоциацию организовали торговые площадки, обслуживающие арбитражное производство. Такая схема менее травматична для эффективных участников рынка.

Таким образом, есть 2 пути: жесткое регулирование с уничтожением части эффективных субъектов на рынке и мягкое регулирование с постепенным приведением их к более высокому качеству. Участники рынка, конечно, заинтересованы быть более качественными, добросовестными. А в чем заинтересовано Минэкономразвития, пока не понятно.

CNews: Министерство приглашает экспертов с рынка для разработки критериев отбора площадок?

Михаил Константинов: В настоящее время экспертное сообщество активно обсуждает этот вопрос. Но любое обсуждение должно иметь результат. И пока никто не знает, какие пожелания операторов учтены, а какие нет.

Михаил Константинов, генеральный директор Электронной торговой площадки Газпромбанка (ЭТП ГПБ)
Михаил Константинов, генеральный директор Электронной торговой площадки Газпромбанка (ЭТП ГПБ)

Существуют вопросы, которые активно хочет обсудить Министерство экономики, причем, не с операторами, а с заказчиками. Вносятся предложения о недопустимости аффилированности электронных торговых площадок с целью предотвращения сговора. Как аффилированность может повлиять на сговор, мне не очень понятно – ведь есть антимонопольное законодательство, которое следит за обоснованностью начальной цены и числом участников торгов. Конечно, эти участники могут договориться между собой для того, чтобы выиграть конкурс, но аффилированность самой площадки здесь совершенно не при чем. И тем более это не может стать показателем качества ее работы.

CNews: Какие критерии отбора площадок предлагаются?

Михаил Константинов: Были попытки в рамках 44-ФЗ ввести требования к численности персонала, к используемому площадкой программному обеспечению.

Мы высказывали свое мнение – оператором госторгов должна быть организация, в которой нет офшорных компаний, соучредителей, иностранных налогоплательщиков, которая преимущественно использует или свободное, или российское ПО. Поскольку участники торгов вносят обеспечительной взнос в размере 5%, необходимы гарантии финансовой стабильности торговой площадки.

Можно сформулировать требования по защите информации, но здесь очень важно знать меру, чтобы не перечеркнуть все достижения в сфере открытости закупок. Думаю, можно защищать юридический электронный документооборот перед началом торгов, документы комиссии, которая подводит их итоги.

CNews: Стоит ли вообще ограничивать число площадок, имеющих право работать по 223-ФЗ?

Михаил Константинов: Думаю, что нет. Если площадка работает добросовестно, имеет много заказчиков и поставщиков, она будет жить. Если нет – она исчезнет с рынка по экономическим причинам. Конечно, с точки зрения чиновника путем принятия жестких мер оставить на рынке вместо 30 эффективных площадок 10 очень выгодно – меньшим количеством легко управлять, их легко аудировать, регулировать и контролировать.

Но есть и другие технологии управления, например, в банковской сфере. Центральный банк отзывает лицензии у банков за регулярное нарушение в течение года давно известных норм, подтвержденное и камеральными проверками, и аудитом, и жалобами. В результате этот рынок остается высококонкурентным, и у всех нас есть выбор, в какой банк лучше отнести свои деньги.

Российский рынок закупок 2014 г.

6 трлн. руб - объем закупок по 44-ФЗ

17,8 трлн. руб – объем закупок по 223-ФЗ

127 – число участников рынка по данным Минэкономразвития

42 – число участников Национальной ассоциации институтов закупок (НАИЗ)

Такой подход мог бы стать дополнительным стимулом для постоянного повышения качества сервиса на рынке электронных торговых площадок. На первом этапе торговая площадка была просто местом, где встречались покупатель и поставщик. Сегодня она становится корпоративным инструментом управления затратами. Поэтому необходимо обеспечить, во-первых, стабильность, надежность и доступность ее работы. Во-вторых, предоставить клиентам всевозможную статистику, аналитику. Большое значение для повышения уровня доверия имеют рейтинги – они демонстрируют уровень открытости как поставщиков, так и заказчиков, формируют их репутацию на рынке. В-третьих, все более востребованными становятся сервисы, связанные с нормативно-справочной информацией. Ведь, имея единый отраслевой справочник товаров и услуг, и заказчики, и поставщики смогут точнее определить начальную максимальную цену, проверить спецификацию и многое другое. Сегодня ЭТП ГПБ как раз пытается развивать такую сервисную модель.

CNews: Каким вы видите будущее рынка электронных торговых площадок? Какие законы необходимо принять для того, чтобы он стал еще более эффективным?

Михаил Константинов: Мне кажется, что на горизонте 5 лет экономически более эффективным будет регулирование отрасли рыночными методами, а не жестким ручным управлением и жестким ручным отбором через формирование критериев или списков. Поэтому надо ввести мораторий на многочисленные поправки, дополнения к существующему законодательству.

Сила закона в постоянности его действия. Учитывая масштабы экономики нашей страны, нельзя ожидать изменений через полгода после принятия закона. У нас есть большие предприятия, естественные монополии, которые инертны в силу своей инфраструктуры. И если требовать от них моментальных преобразований, можно наломать дров.

Есть и еще один важный фактор – длительность цикла создания основных фондов у компаний, расположенных на востоке нашей страны существенно выше, чем у тех, кто базируется в ее европейской части, просто в силу географических и климатических особенностей. Например, на строительство предприятия в Сибири может уйти 7 лет вместо 3 в Подмосковье, а прибыль оно начнет давать только через 15-20 лет.

А если так, то и сроки действия законодательных инициатив должны быть больше. Невозможно начать строительство по одному законодательству, а заканчивать по другому. Надо привязать к этим технологическим циклам мораторий на законодательные изменения для компаний, которые рискнули, подчеркну, может быть, под государственным давлением, может быть, с помощью государственной поддержки, заняться строительством.

Что касается законодательства, то сегодня оно закрывает все основные сферы рынка закупок. И регулятором этого рынка является Федеральная антимонопольная служба, которая решает все возникающие проблемы.